Повышение квалификации: в Москве Онлайн
+7 (800) 551-32-06

Доведение должника до банкротства: одобрение членами совета директоров убыточной сделки

При каких условиях член совета директоров признается контролирующим должника лицом? Читайте об этом в нашей статье.

11 сентября 2020 г., 19:40
84
7 минут на прочтение

20.07.2016 советом директоров АО «Теплоучет» принято решение об одобрении крупной сделки по внесению в уставный капитал ООО «Управляющая компания «Сварог» вклада в виде прав требования по обязательствам, вытекающим из договоров, заключенных с Государственным унитарным предприятием «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» (далее - ГУП «ТЭК СПб»). В результате совершенной сделки должник получил долю в уставном капитале ООО «УК «Сварог» в размере 57,0717%.

21.07.2016 возбуждено дело о банкротстве общества «Теплоучет», а 24.11.2016 в отношении должника открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника.
В деле о банкротстве АО «Теплоучет» конкурсный кредитор, ГУП «ТЭК СПб», обратился с заявлением о привлечении четырех членов совета директоров Общества: Алексея Дыдычкина (он же генеральный директор и ликвидатор), Максима Арефьева, Дмитрия Ковалева и Бориса Лапенок к субсидиарной ответственности по долгам АО «Теплоучет» в размере 3 093 056 539 руб. 05 коп.
По мнению кредитора, указанным решением совета директоров были созданы условия для значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, что окончательно лишило должника возможности осуществления в отношении него реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрате возможности реального погашения всех долговых обязательств в будущем.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований кредитора, суды отметили, что в результате совершения сделки по внесению вклада в уставный капитал компании финансовое состояние должника не изменилось. При этом приобретенная должником доля участия в ООО «УК «Сварог» впоследствии включена в конкурсную массу.

Определением Верховного Суда РФ № 307-ЭС19-18723(2, 3) от 22.06.2020 по делу № А56-26451/2016 судебные акты об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности членов совета директоров должника отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В деле о банкротстве АО «Теплоучет» Верховный Суд РФ подробно рассмотрел критерии субсидиарной ответственности за невозможность погашения задолженности перед кредиторами должника (иными словами, за доведение должника до банкротства).

Их всего три:

  1. наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям).
  2. реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное – банкротное – состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки). Определению наличия этого критерия способствуют закрепленные в Законе о банкротстве презумпции существования причинно-следственной связи между поведением контролирующего лица и невозможностью погашения требований кредиторов. Одной из таких презумпций является совершение контролирующим лицом существенно убыточной сделки, повлекшей нарушение имущественных прав кредиторов (пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве (в настоящее время – подпункт 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве).
  3. ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему лицу, если данной сделкой (сделками) причинен существенный вред кредиторам. К числу таких сделок относятся, в частности, сделки должника, значимые для него (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являющиеся существенно убыточными. При этом следует учитывать, что значительно влияют на деятельность должника, например, сделки, отвечающие критериям крупных сделок (статья 78 Закона об акционерных обществах, статья 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и т.д.). Рассматривая вопрос о том, является ли значимая сделка существенно убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход (пункт 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Настаивая на привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности, конкурсный кредитор указывал на наличие в сделке по внесению имущества должника (дебиторской задолженности) в виде вклада в уставный капитал другой компании предусмотренных пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве признаков подозрительной (неравноценной) сделки. В частности, заявитель обращал внимание на имеющийся в материалах дела отчет об оценке, согласно которому рыночная стоимость доли в уставном капитале компании в размере 57,0717% составляет 367 000 000 руб.; в результате совершения данной сделки должник утратил возможность истребования реальной ко взысканию дебиторской задолженности и удовлетворения за ее счет требований кредиторов должника с учетом финансового состояния предприятия-дебитора, размера и ликвидности его активов, не получив при этом взамен равноценного встречного предоставления. По мнению ГУП «ТЭК СПб», действия ответчиков по совершению этой сделки явились причиной банкротства должника.

Другими словами, члены совета директоров АО «Теплоучет» ликвидную дебиторскую задолженность, которая могла быть направлена на расчеты с кредиторами должника, обменяли на долю в уставном капитале ООО «УК «Сварог». Сама по себе эта доля если и могла иметь ценность для должника, но фактически перестала работать в целях удовлетворения требований его кредиторов и стала неликвидом по определению. Подобная передача значимого для АО «Теплоучет» актива привела к прекращению исполнения должником своих денежных обязательств и нарастанию кредиторской задолженности, то есть к неплатежеспособности. В этом и состоял вред, причиненный кредиторам должника. И члены совета директоров общества «Теплоучет» этому способствовали, в особенности Борис Лапенок, который впоследствии стал директором общества «УК «Сварог», в уставный капитал которого был передан актив должника.

Тем самым Верховным Судом РФ установлена причинно-следственная связь между действиями членов совета директоров по одобрению значимой для должника и одновременно являющейся существенно убыточной сделки по внесению имущества должника в качестве вклада в уставный капитал иной компании и фактически наступившим объективным банкротством общества «Теплоучет» (превышением совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов).

В определении № 307-ЭС19-18723(2, 3) от 22.06.2020 также даны разъяснения относительно презумпции признания членов коллегиального органа управления контролирующими должника лицами и возможности оказания ими существенного влияния на деятельность должника.

Так, Верховный Суд РФ указал, что статус члена совета директоров для целей привлечения лица к субсидиарной ответственности предполагает наличие возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника. В то же время одобрение одним из членов совета директоров (либо иного коллегиального органа) существенно убыточной сделки само по себе не является достаточным для констатации его вины в невозможности погашения требований кредиторов и привлечения его к субсидиарной ответственности. К ответственности подлежит привлечению то лицо, которое инициировало совершение подобной сделки и (или) получило (потенциальную) выгоду от ее совершения. В связи с этим надлежит также определять степень вовлеченности каждого из ответчиков в процесс вывода спорного актива должника и их осведомленности о причинении данными действиями значительного вреда его кредиторам.

8 сентября 2020 года состоялся вебинар «Субсидиарная ответственность: тренды судебной практики 2020», на котором Андрей Егоров и Константин Гричанин обсудили определение Верховного Суда РФ № 307-ЭС19-18723(2, 3) от 22.06.2020 по делу № А56-26451/2016 о банкротстве АО «Теплоучет».

Спикеры пришли к выводу, что по общему правилу привлекать членов совета директоров к субсидиарной ответственности за совершение отдельной сделки, даже если она убыточна, не допускается, за исключением тех случаев, когда указанные лица, одобряя эту сделку, получили личную выгоду. Преобладающее значение при решении вопроса, признаются ли члены совета директоров контролирующими должника лицами, имеет степень их вовлеченности в эту сделку и их осведомлённость о том, что сделка вредит кредиторам, а также степень согласованности их действий.

Актуальные проблемы субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника

На нашем онлайн-курсе «Актуальные проблемы субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника», который стартует 15 сентября, мы подробно рассмотрим круг контролирующих должника лиц и обсудим проблему широкого перечня субъектного состава, потенциального подпадающего под субсидиарную ответственность по долгам организации. Не пропустите!

Подробнее
Другие статьи
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.