Ограничение и расширение сфер компенсации морального вреда

60
5 минут на прочтение

1

В судебной практике можно наблюдать, что существуют факторы, ограничивающие сферы компенсации морального вреда. Ограничения касаются самого размера компенсации: во многих сферах сформировалась практика примерного максимального размера компенсации морального вреда; а также ограничения касаются сфер, в которых компенсируется моральный вред.

С точки зрения ограничений сфер компенсации морального вреда можно выделить две категории ограничений.

1. Ограничение компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав физического лица.

Согласно п. 2 ст. 1099 ГК РФ моральный вред, причинённый действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Норма п. 2 ст. 1099 ГК РФ вызывает вопросы, из-за которых возникает несколько вариантов её толкования.

Например, в ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» говорится, что гражданин имеет право на возмещение убытков и компенсацию морального вреда, причинённых незаконным действием (бездействием) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения, по решению суда.

Исходя из этой формулировки нельзя понять, за нарушение каких прав (имущественных или неимущественных) происходит компенсация морального вреда.

Толковать ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ можно по-разному. Первый вариант: компенсация морального вреда происходит в любом случае, если будет установлено нарушение данного закона. Данный вариант толкования исходит из того, что право на получение ответа на обращение – это нематериальное благо, не упомянутое в п. 1 ст. 150 ГК РФ (перечень нематериальных благ не является исчерпывающим), которое гарантируется законом.

Второй вариант толкования заключается в том, что компенсация происходит только тогда, когда вместе с нарушением имущественного права есть нарушение неимущественного права, то есть компенсируется параллельно с возмещением убытков.

Третий вариант толкования заключается в том, что моральный вред компенсируется только тогда, когда гражданину причинены убытки (нарушено имущественное право) нарушением порядка рассмотрения обращений. При отсутствии убытков не допускается компенсация морального вреда.

В Определении СКГД ВС РФ от 21.06.2022 № 15-КГ22-1-К1 был поставлен вопрос о том, можно ли взыскать моральный вред в случае гибели домашнего животного (собаки). Нижестоящие суды отказали в удовлетворении искового требования к причинителю вреда о компенсации морального вреда, причинённого гибелью собаки из-за действий причинителя вреда, сославшись на ст. 137 ГК РФ, в которой говорится, что к животным применяются общие правила об имуществе. Для компенсации морального вреда за гибель домашнего животного с учётом положений п. 2 ст. 1099 ГК РФ необходимо указание на такую возможность в законе. Так как такого закона нет, исковые требования не могут быть удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам с такими доводами не согласилась, сославшись на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.10.2021 № 45-П: действующее правовое регулирование не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания были причинены в результате преступления, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права.

Таким образом, актуальная судебная практика подтверждает несостоятельность идеи, заложенной в п. 2 ст. 1099 ГК РФ, что сферы компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав должен определять законодатель. Как показала практика, законодатель с такой функцией справиться не может, так как более компетентно заниматься этим может судебная власть через рассмотрение конкретных дел и установление факта причинения вреда нематериальным благам, перечень которых является открытым (п. 1 ст. 150 ГК РФ). 

Преодоление данного вида ограничения сферы компенсации морального вреда состоит в следующем: суды при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в первую очередь должны ориентироваться не на п. 2 ст. 1099 ГК РФ и законы, в которых говорится о допустимости компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав, а на ст. 150 ГК РФ, устанавливая факт нарушения или отсутствия нарушения нематериального блага истца.

При таком подходе есть опасность того, что любое нарушение имущественного права будет рассматриваться в качестве нарушения и нематериального блага. Такую позицию нельзя считать верной, так как произойдёт переход от подхода жёсткого ограничения сфер компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав (продиктованного п. 2 ст. 1099 ГК РФ) до подхода отсутствия каких-либо ограничений сфер компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав.

2. Ограничение компенсации морального вреда при нарушении договорных обязательств.

В Определение СКГД ВС РФ от 11.06.2019 № 25-КГ19-3 перед судами был поставлен вопрос о том, допустимо ли требовать компенсацию морального вреда в случае, если при нарушении имущественного права (ответчик незаконно завладел ноутбуком истца) также был причинён вред неимущественным правам: из-за получения доступа к ноутбуку ответчик получил доступ к фотографиям, видеозаписям, электронным документам, перепискам – нарушил право гражданина на личную тайну.

Судебная коллегия по гражданским делам указала о допустимости требования о компенсации морального вреда. Таким образом, с точки зрения ВС РФ одно нарушение (завладение ноутбуком) может свидетельствовать о нарушении как имущественного права, так и неимущественного права.

Данную позицию можно также распространить на ситуации, связанные с нарушением договорных обязательств.

Нарушение договорных обязательств свидетельствует в первую очередь о нарушении имущественных прав, однако параллельно с этим может быть причинён вред нематериальным благам. Если суд установит факт нарушения нематериальных благ при нарушении договорных обязательств, то требование о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению.

Например, допустимость взыскания морального вреда при нарушении договорных обязательств можно увидеть в ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» и ст. 237 ТК РФ. Оба этих примера объединяет то, что моральный вред взыскивается в пользу потерпевших (потребителей, работников), которые являются слабой стороной по сравнению с причинителем вреда (предпринимателем, работодателем).

Исходя из этих примеров можно сформулировать более общую идею: при нарушении более сильной стороной договорных обязательств слабой стороне может быть компенсирован моральный вред, если суд установит нарушение нематериальных благ слабой стороны.

Другие статьи
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.