Повышение квалификации: в Москве Онлайн
+7 (800) 551-32-06

Оспаривание сделок при банкротстве: общее представление

04 июня 2020 г., 11:41
420
4 минуты на прочтение
Теги по этой теме:

Банкротство почти всегда предвидимо для должника и нередко предвидимо для кредиторов, и в этой связи должник и его кредиторы, знающие о грядущей или уже возникшей неплатежеспособности, начинают совершать сделки с целью избежать тех негативных последствий, которые влечет для них банкротство. У должника возникает желание своё имущество как-то укрыть. А кредиторы понимают, что при банкротстве они получат немного, и у них возникает желание получить побольше уже сейчас. Эти цели прямо противоположны тому, ради чего придумано банкротство. Любой правопорядок содержит инструменты борьбы со сделками, совершенными в преддверии дела против интересов справедливого банкротства. Российское право не является исключением.

При этом сделки должны быть не просто формально нарушающими закон, но и объективно невыгодными для должника (конкурсной массы). В Определении Верховного Суда РФ от 23.04.2018 № 305-ЭС17-6779 (2) рассмотрен следующий случай: в деле о банкротстве банка временная администрация обнаружила признаки сделок с предпочтительным удовлетворением кредитора (он приобрёл права требования к заёмщиком, рассчитавших за них денежными средствами, находившимися на счёте в проблемном банке). По взаимному согласию сторон договор цессии расторгнут, уступленные требования к заемщикам в размере 614 млн. руб. возвращены банку, денежные средства в сумме 390 млн. руб. обратной бухгалтерской проводкой восстановлены на банковском счете Кредитора. Восстановленные вследствие расторжения договора цессии требования кредитной организации к заемщикам далее реализованы конкурсным управляющим посредством публичного предложения за 3 млн. руб.

Оспаривание сделки в такой ситуации (к оспариванию приравнено расторжение по соглашению с кредитором) расценено судом как неправильное действие временной администрации: «Любой разумный и добросовестный конкурсный управляющий, находясь в сходной ситуации, не стал бы ни оспаривать, ни расторгать подобную сделку. Иное поведение управляющего означало, что он действует в ущерб интересам должника и его кредиторов… При наличии признаков недействительности сделок, действия конкурсного управляющего по расторжению либо оспариванию указанных сделок, тем не менее, не являются правомерными, если договор был выгоден должнику и его кредиторам, а его расторжение (оспаривание) повлекло за собой причинение вреда конкурсной массе».

Закон о банкротстве устанавливает специальные основания недействительности сделок.

Концептуально можно выделить два вида сделок, недействительность которых наступает при банкротстве участника этих сделок. Их объединяет то обстоятельство, что вне банкротства эти сделки могут иметь вполне законный характер и сами по себе чаще всего не являются недействительными.

Во-первых, это сделки, причинившие ущерб кредиторам несостоятельного должника (фраудаторные сделки). Такие сделки иногда называются сделками по выводу активов. Это не вполне точно, поскольку в число фраудаторных сделок входят не только сделки по отчуждению должником активов, но и сделки по принятию им на себя необоснованных обязательств. Купля-продажа активов по заниженным ценам, дарение имущества супругу или детям предпринимателя, выдача безденежных или дружеских векселей, принятие на себя поручительства по сомнительным долгам, перевод долга - это далеко не полный перечень наиболее распространенных фраудаторных сделок. Данные сделки чаще всего совершаются с заинтересованными лицами (супругами, родственниками, партнерами по бизнесу и т.п.), однако это не обязательно. Можно представить фраудаторную сделку, совершенную руководителем должника с посторонним лицом, например, в результате коммерческого подкупа.

Второй вид сделок - преференциальные сделки, т.е. сделки, влекущие преимущественное удовлетворение одних кредиторов перед другими. Как правило, эти сделки совершаются должником в условиях, когда ему понятно, что оставшегося в наличии имущества не хватит для расчетов со всеми имеющимися кредиторами, и он выбирает некоторых из них и рассчитывается. Неслучайно ими оказываются наиболее сильные в экономическом плане кредиторы. Расчет может быть осуществлен как посредством обыкновенного платежа (передачи иного имущества, если обязательство неденежное), так и посредством так называемых суррогатов исполнения - зачета, отступного и т.п. Подобные сделки можно назвать расчетными. Наряду с ними могут существовать иные преференциальные сделки, когда один из многих кредиторов получает дополнительные преимущества, например обеспечение, которое изначально не предполагалось.

Если подвергнуть приведенную выше классификацию недействительных сделок при банкротстве внимательному анализу, может оказаться, что граница между обоими упомянутыми видами сделок весьма зыбка. В каком-то смысле преференциальные сделки являются разновидностью фраудаторных, поскольку также причиняют ущерб кредиторам. Однако данная классификация является устоявшейся, поэтому целесообразно ее придерживаться, в том числе для утилитарных целей.

Есть ещё одно основание оспаривания сделок – объективная невыгодность для кредиторов (неэквивалентность). Оспаривание данного вида сделок допускается лишь в связи с тем, что впоследствии невыгодность сделки для должника становится особо значимой ввиду недостаточности прочих его средств для удовлетворения кредиторов в деле о банкротстве. Этот вид сделок закреплён в п.1 ст.61.2 ЗоБ и не относится напрямую ни к подозрительным (фраудаторным), ни к преференциальным сделкам.

Сделки и банкротство: искусство нападать и защищаться

Подробнее эта тема будет раскрыта на нашем семинаре

Узнать подробнее

Онлайн-курс (запись) по теме

Андрей Егоров, Радик Лотфуллин
Другие статьи
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.