Платеж оспорен. Восстанавливается ли поручительство?

Судом в деле о банкротстве оспорен платеж. Как это повлияет на обязательство из поручительства?

Судебная практика противоречива. Как усилить свою аргументацию в суде?

16 декабря 2020 г., 00:15
475
8 минут на прочтение
Теги по этой теме:

Подготовлено по материалам Р. И. Сайфуллина.

Для начала предлагаем посмотреть на проблему в кратком изложении А. В. Егорова:

Рассуждения  по заявленной теме еще недавно могли показаться специалистам-практикам отвлеченными, не имеющими какой-либо прикладной ценности. Однако на сегодняшний день, судя по правоприменительной практике, указанная тема становится крайне злободневной.

Постараемся разобраться в том, как недействительность распорядительной сделки, установленная судом в деле о банкротстве, способна повлиять на динамику обязательства из поручительства?

Комплекс проблем, связанных с восстановлением обязательства (как основного, так и дополнительного), можно разбить на три группы:

  1. Проблемы, возникающие при банкротстве поручителя.
  2. Проблемы, возникающие при банкротстве основного должника.
  3. Проблемы, возникающие при банкротстве лица, выступающего кредитором в обеспечиваемом правоотношении.

Разберем первую группу.

Оспаривание платежа или иного исполнения в деле о банкротстве поручителя

Как известно, при удовлетворении кредитора поручителем происходит перемена лица в обеспечиваемом обязательстве в порядке суброгации (статьи 365,  387 ГК РФ). То есть кредитор получает удовлетворение от поручителя, а поручитель получает от кредитора имущественное право – право требования к основному должнику. Что же происходит, если сделка по исполнению обеспечиваемого обязательства отыгрывается обратно? По общему смыслу ст. 167 ГК РФ стороны должны быть приведены в первоначальное положение. С одной стороны, это предполагает возврат кредитором имущества в состав конкурсной массы банкрота, с другой – происходит восстановление требования кредитора к банкроту по правилам ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Если же оспорена сделка по исполнению обязательства из поручительства, то должно произойти не только восстановление требования к должнику (поручителю), но и к основному должнику (само собой со всеми правами, обеспечивающими его исполнение).

Эта специфика создает ряд затруднений, с которыми вполне вероятно столкнется практика. Прежде всего, следует помнить, что сделки, опровергаемые по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, являются оспоримыми, а не ничтожными. Соответственно, до признания судом сделки недействительной поручитель считается надлежащим правообладателем требования к основному должнику. Представим, что будет, если до этого момента поручитель примет от основного должника исполнение по обеспечиваемому обязательству (надлежащее исполнение, отступное, зачет и т.д.)? Даже перефразируем вопрос: будут ли в этом случае вообще обладать юридической силой действия, предпринятые поручителем в период его пребывания в кредиторском статусе? Помимо сказанного следует учитывать, что поручитель в этот период может расторгнуть (изменить) обеспечительные сделки, которые были заключены, как с основным, так и с дополнительными должниками (например, погасить регистрационную запись об ипотеке, расторгнуть договоры поручительства и т.д.). Всѐ это свидетельствует о том, что приведение сторон в первоначальное положение уже станет невозможным, либо будет затруднено. Если сохранить силу за надлежащим исполнением от основного должника, то следует констатировать, что требование кредитора из поручительства не подлежит восстановлению. Ведь поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства (п.1 ст. 367 ГК РФ). В этом случае, наверное, следует признать за кредитором право требовать неосновательного обогащения с поручителя. Ведь тот получил не только возврат имущества в конкурсную массу со стороны кредитора, но и исполнение от основного должника. Само собой это чрезмерно. В подобном случае кредитор должен иметь возможность также включиться в реестр требований кредиторов банкрота-поручителя даже после его закрытия. Если же игнорировать правовые последствия тех или иных действий поручителя, то тогда уже неоправданно могут пострадать интересы основного должника. Ведь, если тот реально исполнил обязательство поручителя, который являлся надлежащим кредитором (во всяком случае, на момент исполнения), то отсутствует моральное право требовать с него исполненное повторно. Как же должны здесь распределяться имущественные риски? Р. И. Сайфуллин полагает,  что в тех случаях, когда основной должник реально исполнил обязательство в пользу поручителя, не следует признавать недействительным исполнение по договору поручительства. Ведь здесь происходит восстановление конкурсной массы: сколько было отдано в пользу кредитора, столько же было получено от основного должника. В этом случае появляются основания для применения ст. 61.7 Закона о банкротстве, где сказано, что арбитражный суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если стоимость имущества, приобретенного банкротом в результате совершения оспариваемой сделки, превышает стоимость того, что может быть возвращено в конкурсную массу в результате оспаривания сделки. Указанная норма должна применяться и в случае эквивалентности имущества, встречно предоставленного друг другу сторонами. Какой смысл оспаривать сделки, если встречному обмену в порядке реституции будет подлежать равноценное имущество? С точки зрения интересов конкурсной массы это не имеет под собой какого-либо здравого смысла. Однако тут следует уйти и от другой крайности в толковании: нельзя презюмировать равноценность имущества полученного кредитором и прав требования перешедших к поручителю в порядке ст. 365 ГК РФ. Такой подход чреват автоматическим применением ст. 61.7 Закона о банкротстве. И такие попытки уже встречаются на практике.

Так, в рамках дела  о несостоятельности поручителя была оспорена сделка по предоставлению отступного кредитору (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.01.2012 по делу №А28-17770/2009). Возражая кредитор, в числе прочего ссылался на равноценность имущества, предоставленного взамен отступного, а именно: прав требования к основным должникам. По мнению кредитора, суды «… необоснованно не применили статью 61.7 Закона о банкротстве, поскольку в результате совершенной сделки должник, лишившись имущества на сумму 57 650 000 рублей, приобрел право требования с общества с ограниченной ответственностью «Космо трейд +», общества с ограниченной ответственностью «МЕГА», общества с ограниченной ответственностью «ТТК ленд 16», общества с ограниченной ответственностью «ТТК север» и общества с ограниченной ответственностью «ТАТТРАНСКОМ 43» (основные должники – Р.С.) уплаты денежных средств в размере 101 244 725 рублей, а также права требования уплаты процентов на указанную сумму и возмещения иных понесенных расходов» .

Однако суды всех инстанций поступили абсолютно правильно, признав заявленные возражения несостоятельными. При этом ими было указано на отсутствие в материалах дела доказательств, позволяющих сделать вывод о получении либо реальной возможности получения с основных должников суммы отступного.

Теперь представим, что имущество, переданное поручителю от основного должника, в отличие от имущества, переданного от поручителя к кредитору, было неликвидным. В этом случае отношения по исполнению главного обязательства следует также оспаривать. Тогда требование кредитора должно восстанавливаться в первозданном виде, т.е. с притязаниями, как к основному должнику, так и к поручителю. Однако появляющаяся правоприменительная практика уже столкнулась с тем, что при оспаривании сделки, направленной на исполнение поручителем обеспечиваемого обязательства, суды отказываются восстанавливать требование к основному должнику. А без этого в свою очередь невозможно восстановление и требования к акцессорному должнику (в том числе и к поручителю).

В одном из дел, рассмотренных ФАС Уральского округа, суды удовлетворили заявление конкурсного управляющего поручителя об оспаривании сделки по внесению платежей по обеспечиваемому обязательству

(постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2012 №Ф09-6863/10 по делу №А76-8283/2010). Одновременно в восстановлении требования по основному долгу было отказано со следующей мотивировкой (крайне скудной): «Оснований для рассмотрения заявления конкурсного управляющего о применении последствий недействительности сделок в виде восстановления задолженности общества «Стройтех» (основной должник – Р.С.) перед Сбербанком России по договорам об открытии возобновляемой кредитной линии от 08.07.2008 №99360, от 15.09.2008 №90644 в размере 48 337 505 руб. 87 коп. и 19 670 000 руб. соответственно у судов не имелось (п.2 ст.167 Гражданского кодекса Российской Федерации) Ссылка на п.2 ст.167 ГК РФ позволяет нам предположить, что суды исходят из того, что  реституция применяется лишь в отношении сторон оспариваемой распорядительной сделки, т.е. в данном случае лишь в отношении кредитора и поручителя; основной же должник стороной оспариваемой сделки не является.

Такой крайне формальный подход нельзя признать правильным. Ведь интересы кредитора при этом тоже должны защищаться. Поэтому в рамках подобных споров, имеющих место в деле о банкротстве поручителя, должны привлекаться как основные, так и другие акцессорные должники по обеспечиваемому обязательству. При этом в процессуальном плане они должны наделяться теми же правами и обязанностями, что и ответчики.

Остались вопросы, вы хотите узнать подробнее про две другие группы и в целом более глубоко погрузиться в тему поручительства в банкротстве? Чудесная возможность сделать это в компании Андрея Егорова и Рауля Сайфуллина на курсе:

Поручительство и банкротство

Банкротство – это лакмусовая бумажка любого обеспечения, в том числе и поручительства. Разберем ситуации банкротства как основного должника, так и банкротства поручителя с разных сторон: с точки зрения защиты интересов кредитора, поручителя и основного должника. Часто при банкротстве возникает сомнение в законности поручительства – не было ли оно использовано для раздувания задолженности должника перед аффилированными кредиторами? Может ли поручительство рассматриваться как сделка во вред кредиторам? Ведь за выдачу поручительства поручитель, как правило, взамен ничего не получает. Затронем и эту проблематику. Семинар рекомендован, прежде всего, банковским работникам, адвокатам, арбитражным управляющим, судебным юристам, участвующим в банкротных спорах.

Узнать подробнее о курсе

Это тоже интересно:

Кубик Рубик поручительства в банкротстве. Последствия мирового соглашения
4 минуты

Последствия недействительности сделки при банкротстве
5 минут

Платеж как сделка. Преференции в банкротстве
4 минуты

Онлайн-курс (запись) по теме

Андрей Егоров, Рауль Сайфуллин
Другие статьи
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.