Повышение квалификации: в Москве Онлайн
+7 (800) 551-32-06

Сохранение в силе сделки с предпочтением при банкротстве

04 июня 2020 г., 11:51
87
6 минут на прочтение

А.В. Егоров

Есть два способа спастись от оспаривания сделки с предпочтением – доказать собственную добросовестность (на месте контрагента) или совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности должника. Рассмотрим их подробнее.

Недобросовестность другой стороны сделки

Недобросовестность аффилированных кредиторов предполагается, а при проверке знания неаффилированного кредитора о признаках неплатёжеспособности должника следует исходить из того, что если кредитору известны обстоятельства, свидетельствующие о недостатке ликвидности у Должника, о задержках в выплате им своих долгов (остановка платежей), то этой информации достаточно для вывода об осведомлённости кредитора о признаках неплатёжеспособности должника.

Об остановке платежей можно судить по отдельным внешним признакам, например, по наличию судебных актов о взыскании задолженности и соответствующих исполнительных производств, по заявлениям должника с просьбой об отсрочке уплаты долга, по тому, что должник скрывается от кредиторов, закрывает деловое предприятие, не проведя принятую ликвидацию, затягивает выплату заработной платы и т.п.

Как разъяснил ВАС РФ, при решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. К числу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (абз.4 п.13 постановления Пленума № 63).

Кредитор совершенно не обязан располагать достоверной информацией о превышении активов Должника над его пассивами (сверхзадолженности) для того, чтобы признаваться недобросовестным для целей оспаривания сделки с предпочтением.

В некоторых случаях суды не признают наличия недобросовестности в действиях лица даже в условиях возбуждённого в отношении его контрагента дела о банкротстве, если у компании не было разумных причин отслеживать финансовое положение контрагента (например, собственного кредитора, которому она должна была исполнить своё обязательство). Так постановил Верховный Суд в Определении от 21.06.2018 № 304-ЭС17-17716 .

Обычная хозяйственная деятельность

Для того, чтобы избежать повального оспаривания всех платежей должника в пределах одного месяца до возбуждения дела о банкротстве, законодатель придумал балансировочный механизм в п.2 ст.61.4: «сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании … статьи 61.3 настоящего Федерального закона, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период».

Данная норма вызывает существенные вопросы о пределах её действия. На первый взгляд, критерий обычной хозяйственной деятельности является объективным критерием, который существует независимо от добросовестности контрагента. При таком понимании, совмещённом с буквальным прочтением п.2 ст.61.4 Закона о банкротстве, это даёт решение, при котором сделки на сумму до 1 % стоимости активов должника в принципе не оспаривались бы даже в случае недобросовестности контрагента, если бы суд установил их соответствие объективному критерию – обычной хозяйственной деятельности.

Из объективного похода к обычной хозяйственной деятельности исходил Пленум ВАС РФ в абз. 4 п. 14 постановления от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, вязанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»:

Пленум ВАЗ РФ

«При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.). Не могут быть, по общему правилу, отнесены к таким сделкам платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита».

 

Мы не видим в этом определении ничего, что могло бы быть истолковано как субъективный элемент в обычной хозяйственной деятельности.

Однако исходя из практики Верховного Суда Российской Федерации эта гипотеза оказывается неверной. Как указано в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 24.09.2014 N 305-ЭС14-1204, от 25.01.2016 N 310-ЭС15-12396 и от 22.05.2017 г. N 305-ЭС16-20779 (1, 3), от 12.02.2018 N 305-ЭС17-13572, от 08.10.2018 N 305-ЭС16-21459 к сделкам, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, не могут быть отнесены сделки, совершенные при наличии обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности контрагента несостоятельного должника, то есть о его осведомленности о факте неплатежеспособности (недостаточности средств) должника.

Такая позиция высшей судебной инстанции означает, что она не понимает обычную хозяйственную деятельность в сугубо объективном смысле.

Следовательно, критерий обычной хозяйственной деятельности лишь способен облегчить положение контрагента по оспариваемой сделке. Если сделка объективно относится к обычной хозяйственной деятельности, то истцы, оспаривающие сделку, должны доказать какие-то дополнительные обстоятельства, которые свидетельствовали бы о знании контрагента о факте неплатёжеспособности должника.

Если сделка не относится к обычной хозяйственной деятельности, могут быть случаи, когда от истца не потребуется доказывать недобросовестность контрагента: 1) во-первых, если оспариваемая сделка совершена в пределах 1 месяца до возбуждения дела о банкротстве или после его возбуждения (п.2 ст.61.3 Закона о банкротстве); 2) во-вторых, если имело место установление обеспечения по ранее возникшему долгу (абз.2 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве); 3) в-третьих, если имело место изменение очерёдности удовлетворения кредиторов (абз.3 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве).

Таким образом, в результате толкования, данного Верховным Судом сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, получается, что совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности имеет значение только для тех составов оспоримых сделок по ст.61.3 Закона о банкротстве, в которых законодатель не указывает на проверку добросовестности контрагентов. В остальных случаях признаки обычной хозяйственной деятельности кардинального значения не имеют, поскольку если будет доказана недобросовестность контрагента как необходимый элемент состава оспаривания сделки, то одновременно это послужит основанием для неприменения положений п.2 ст.61.4 ЗоБ.

 

Сделки и банкротство: искусство нападать и защищаться

Хочешь больше знать о теме Банкротства? Записывайся на наш онлайн-семинар!

Принять участие

Онлайн-курс (запись) по теме

Андрей Егоров, Радик Лотфуллин
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условями пользовательского соглашения Я согласен
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.