Повышение квалификации: в Москве Онлайн
+7 (800) 551-32-06

Субсидиарная ответственность и исковая давность: действие закона во времени

Какая редакция Закона о банкротстве подлежит применению для определения срока исковой давности для подачи заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в рамках конкретного дела о банкротстве? Ответ на этот вопрос подразумевает исследование проблематики действия закона во времени. Об этом в нашей статье.

20 октября 2020 г., 10:51
159
9 минут на прочтение

Срок исковой давности на подачу заявления о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности установлен в пункте 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве: в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

Таким образом, в действующей редакции Закона о банкротстве установлен трехлетний срок исковой давности.

Срок исковой давности был увеличен с 1 на 3 года на основании Федерального закона от 29.07.2017 № 266-ФЗ ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Закон № 266-ФЗ).

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Закона № 266-ФЗ, рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу Федерального закона № 266-ФЗ), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции Федерального закона № 266-ФЗ).

Вышеуказанная норма вызвала широкое обсуждение в юридическом сообществе и неоднозначно применялась в судебной практике, поскольку из ее буквального толкования можно сделать вывод о том, что заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, поданные в суд после 1 июля 2017 года (в том числе и в рамках дел о банкротстве, возбужденных ранее этой даты), должны быть рассмотрены по правилам, установленным главой III.2 Закона № 127-ФЗ, в том числе с применением трехлетнего срока исковой давности.

Частые изменения Закона о банкротстве приводят к тому, что правоприменителю приходится постоянно следить за тем, какую именно редакцию Закона следует применять.

При этом следует различать материальные и процессуальные нормы Закона о банкротстве.

Вторые (процессуальные) чаще всего применяются по дате совершения процессуального действия (нередко закон в целях упрощения регулирования содержит привязку к дате введения следующей процедуры банкротства).

Первые (материальные) должны применяться в соответствии с общими правилами о действии закона во времени (статья 4 ГК РФ): правоотношение подчиняется закону, который действовал на момент его возникновения.

Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ в Закон о банкротстве внесены изменения, вступающие в силу со дня его официального опубликования - 30.07.2017.

Как предусмотрено пунктом 3 статьи 4 Закона № 266-ФЗ, рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу  Федерального закона № 266-ФЗ), которые поданы с 1 июля 2017 года, производится по правилам Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции Федерального закона № 266-ФЗ).

Поэтому важно определиться с тем, что понимается под «рассмотрением» заявлений в соответствии с новой редакцией Закона о банкротстве.

Исходя из общетеоретических постулатов о действии закона во времени, под «рассмотрением» заявления о привлечении к субсидиарной ответственности следует понимать только применение процессуальных (!) норм и правил.

Так, согласно абзацу 3 пункта 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности (пункты 6 - 8 статьи 10 Закона о банкротстве) подлежат применению судами после вступления в силу нового Закона независимо от даты, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, или было возбуждено производство по делу о банкротстве.

Тем самым норма пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве об исчислении исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности является материальной, и применение соответствующей редакции закона определяется по дате возникновения обстоятельств, являющихся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Необходимо также упомянуть позицию Конституционного Суда РФ о том, что правило о действии закона во времени (пункт 1 статьи 4 ГК РФ) относится к числу основополагающих принципов действия закона во времени. Иными словами, во-первых, без прямо выраженной воли законодателя нормы материального права не могут получать обратную силу. И, во-вторых, даже если такое указание (об обратной силе) содержится в законе, при определённых обстоятельствах это может противоречить Конституции РФ.

Так, в деле Потоцкого (постановление от 15.02.2016 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части 9 статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Е.В. Потоцкого») Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что преобразование отношений в той или иной сфере жизнедеятельности не может осуществляться вопреки нашедшему отражение в статье 4 ГК РФ общему (основному) принципу действия закона во времени. Только законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, возникшие до введения соответствующих норм в действие, т.е. придать закону обратную силу (ретроактивность), либо, напротив, допустить в определенных случаях возможность применения утративших силу норм (ультраактивность).

Конституционно-правовой смысл правил ГК о действии закона во времени, таким образом, должен учитываться судами при рассмотрении любых гражданских дел, включая дела о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Обратная сила закона – исключительное явление и должна быть прямо установлена в законе или переходных положениях к нему. Ни то, ни другое не имело места в части срока исковой давности для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности при принятии Закона № 266-ФЗ. Тем самым его положения не имеют обратной силы.

Относится ли исковая давность к числу норм материально-правового характера?

На этот вопрос можно дать однозначный положительный ответ. В российском правопорядке исковая давность является материальным, а не процессуальным институтом, и этот тезис не оспаривается в доктрине.

Срок исковой давности служит защите ответчика по иску (должника).

Таким образом, законодатель, установив исковую давность продолжительностью 1 год, создал для ответчика защищённое правовое положение. Это защищённое правовое положение не может быть нарушено только по той причине, что законодатель в будущем изменит своё решение и установит более продолжительный срок исковой давности.

В тех случаях, когда законодатель, вводя новые сроки исковой давности, желает распространить их действие на прежние отношения, он высказывается об этом прямо. В данном случае при принятии Федерального закона № 266-ФЗ подобных оговорок не было сделано.

Это означает, что законодатель не выразил волю на распространение нового, более продолжительного, срока исковой давности, на правоотношения, защита по которым предполагала оперативный характер в течение годичного срока.

Так, в силу пункта 9 статьи 3 Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» установленные положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона № 100-ФЗ) сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года.

В этой части необходимо отличать два разных момента: применение закона к срокам исковой давности, установленным ГК РФ, и к порядку исчисления сроков исковой давности.

Из буквального толкования указанной нормы следует, что порядок исчисления исковой давности одинаковый везде: и в гражданском законодательстве, и в законодательстве о банкротстве. Следовательно, изменения в статье 200 ГК РФ повлияли на порядок исчисления любых сроков исковой давности, в т.ч. установленных иными законами. А вот на продолжительность сроков, установленных иными законами, это правило не распространяется.

Следовательно, не допустимо применение трёхлетнего срока исковой давности к деяниям, завершённым в условиях применения годичного срока исковой давности.

Кроме того, пункт 3 статьи 4 Федерального закона от 28.12.2016 № 488-ФЗ, который вступил в силу 28.06.2017, устанавливал, что положения в том числе пункта 5 статьи 10 (прим. – о сроке исковой давности) Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции Федерального закона № 488-ФЗ) применяются к поданным после 1 июля 2017 года заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности в виде возмещения убытков.

Эта норма утратила силу с 30.07.2017, когда вступил в силу Федеральный закон от 29.07.2017 № 266-ФЗ (пункт 8 статьи 3).

Даже в том случае, если бы законодатель распространил действие 3-х летнего срока исковой давности, введённого Федеральным законом № 266-ФЗ, на правоотношения, по которым не истекла годичная исковая давность, возникли бы серьёзные сомнения на предмет соответствия такого регулирования Конституции РФ.

Дело Потоцкого показало, что защищённая правовая позиция, которая имеется у ответчика по иску ввиду наличия исковой давности, создающей пределы требования истца во времени, получает защиту в глазах Конституционного Суда РФ даже в том случае, если законодатель пытается сокращать данную защиту.

Из этого следует, что судебная практика тем более не вправе додумывать за федерального законодателя прямо не записанную им норму об обратной силе трёхлетнего срока исковой давности из Федерального закона № 266-ФЗ, поскольку такая норма даже в случае её наличия противоречила бы Конституции РФ (в её истолковании Конституционным Судом РФ).

Подводя итог рассуждениям по поставленному вопросу, можно сделать следующий вывод

Срок исковой давности по заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является материально-правовым институтом, на который распространяется общее правило ГК РФ о действии гражданского законодательства во времени.

Продолжительность срока исковой давности в отношении деяний, совершенных (и законченных) ранее 1 июля 2017 года, даже если заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подаётся позднее указанной даты, составляет один год. В законе отсутствует прямо выраженное правило о применении нового (трёхлетнего) срока исковой давности к требованиям, по которым не истекла годичная исковая давность. Более того, подобная обратная сила закона в части исковой давности нарушала бы Конституцию РФ с учётом защищённой правовой позиции ответчика по праву требования, как постановил Конституционный Суд РФ по аналогичному делу.

Суды должны принимать во внимание это обстоятельство и не могут принимать решения, фактически приводящие к обратной силе правил о трёхлетнем сроке исковой давности.

Рекомендуем также прочитать по этой теме

  1. Егоров А.В. Исковая давность по требованиям о привлечении к субсидиарной ответственности при банкротстве // Вестник гражданского права. 2018. № 4.
  2. Фаттахов М.Н. К вопросу о действии Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ во времени // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2018. № 4.
  3. Кебирова М. Срок исковой давности для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности: обзор судебной практики // Журнал РШЧП. 2019. № 2.
  4. Белова М.Т. «Давняя» Степь, или Три урока из дела о привлечении к субсидиарной ответственности банка HSBC. Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757(2,3) // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2019. № 5.
Онлайн-курс по теме

Более подробно вопросы исчисления исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности мы рассмотрим на онлайн-курсе «Актуальные проблемы субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника».

Узнать подробнее о курсе

Онлайн-курс (запись) по теме

Андрей Егоров, Константин Гричанин, Екатерина Аралина
Другие статьи
Мы используем куки на нашем сайте. Продолжая просмотр, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения
Пожалуйста, подождите. Процесс оформления заказа может занимать до 30 секунд.