Вход / Регистрация

Пределы ответственности номинального директора

13 августа 2018

Номинального директора нельзя полностью освободить от субсидиарной ответственности при банкротстве компании. При определенных обстоятельствах ее размер может быть уменьшен, но вовсе избежать наказания «номиналу» не удастся. Так решил Арбитражный суд Уральского округа в деле о банкротстве ООО «СтальПром».

В 2014 году суд признал компанию «СтальПром» банкротом и ввел процедуру конкурсного производства. В 2016 году по заявлению конкурсного управляющего к субсидиарной ответственности был привлечен генеральный директор Кулашев Н.М. С него взыскали 43 млн. руб.

Вскоре после этого к уголовной ответственности за мошенничество был привлечен фактический руководитель компании Кибо Д.В.

Кулашев Н.М. обратился в суд с заявлением о пересмотре дела о привлечении его к субсидиарной ответственности по вновь открывшимся обстоятельствам. При повторном рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций освободили Кулашева Н.М. от субсидиарной ответственности, опираясь на факты, установленные приговором суда по уголовному делу.

Компания «СтальПром» была учреждена Кулашевым Н.М. по поручению Кибо Д.В., которому после этого были переданы учредительные документы, печать и ключ электронной цифровой подписи.

Это позволяло Кибо Д.В. осуществлять фактический контроль за деятельностью компании, а Кулашев Н.М. являлся всего лишь номинальным руководителем. Кибо Д.В. давал ему указания заключать кредитные договоры от имени компании без намерения расплачиваться по ним.

Суды пришли к выводу, что Кулашев Н.М. знал о номинальности своего статуса, но не знал о создании компании в мошеннических целях. Он лишь исполнял указания Кибо Д.В., который принимал абсолютно все решения, а впоследствии способствовал выявлению истинного виновника банкротства и раскрыл иную важную информацию.

АС Уральского округа с этими выводами не согласился (Постановление АС УО от 26.07.2018 по делу № А76-23547/2013). Ни закон, ни разъяснения ВС РФ не предусматривают возможность полного освобождения номинального директора от субсидиарной ответственности. Наоборот, в п. 6 Постановления Пленума № 53 разъяснено, что номинальный руководитель не утрачивает полностью статус контролирующего лица. Номинальный руководитель несет субсидиарную ответственность солидарно с фактическим.

Ответственность «номинала» может быть лишь снижена, если он раскрыл информацию, позволившую установить конечного бенефициара и имущество должника, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.

По мнению кассации неясно когда и какие именно сведения раскрыл Кулашев Н.М. и каким образом эта информация помогла установить конечного бенефициара и имущество, за счет которого можно удовлетворить требования кредиторов.

Материалы дела не содержат доказательств того, что с момента введения в отношении компании «СтальПром» конкурсного производства Кулашев Н.М. совершал какие-либо действия по раскрытию информации о фактическом руководителе и имуществе должника. Все обстоятельства, касающиеся фактического руководства Кибо Д.В. компанией, были установлены в рамках расследования по уголовному делу.

С такими замечаниями кассация отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Хотите разобраться во всех нюансах субсидиарной ответственности? В этом поможет наш онлайн-курс «Субсидиарная ответственность при банкротстве». Обучение проходит в удобном для вас темпе — после оплаты вы сразу получите доступ ко всем занятиям. Готовы начать обучение? Тогда вперед!