Вход / Регистрация

Реализация предмета залога, являющегося общим имуществом супругов, при их банкротстве

15 августа 2018

Недавно Верховному Суду РФ невольно пришлось разбираться: в деле о банкротстве кого из супругов реализуется предмет залога, являющийся их совместной собственностью.

Почему невольно? Потому что нижестоящие суды рассмотрели спор по требованиям, которые должник не заявлял. И первым делом ВС РФ раскритиковал их за явную противоречивость вынесенных судебных актов.

Выход за пределы заявленных требований

Ирина Батырева в рамках дела о собственном банкротстве обратилась в суд с заявлением о признании незаконным бездействия финансового управляющего. Оно выражалось в проведении торгов по продаже залогового имущества — квартиры — без опубликования в ЕФРСБ сведений о начальной продажной цене, порядке и условиях проведения торгов в нарушение абз. 2 п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции указал, что п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве в процедуре несостоятельности граждан не применяется.

В то же время он отметил, что спорная квартира является общей совместной собственностью заявительницы и ее мужа Сергея Батырева. В 2016 году в отношении него, как индивидуального предпринимателя, была завершена процедура конкурсного производства.

Суд сделал вывод о неправомерности обращения взыскания на долю мужа и признал действия финансового управляющего по выставлению квартиры на торги незаконными.

Решение устояло в судах апелляционной и кассационной инстанций.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что Ирина Батырева в своем заявлении ссылалась лишь на нарушение финансовым управляющим обязанности по опубликованию необходимых сведений в ЕФРСБ. Перед судами стоял только вопрос о том, применяются ли положения п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве в процедуре несостоятельности граждан.

Суды пришли к выводу, что не применяются, а все необходимые сведения были опубликованы в сообщении о проведении торгов.

Но суд первой инстанции все-равно удовлетворил жалобу должника, поскольку пришел к выводу, что управляющий не имел права проводить торги из-за нахождения квартиры в совместной собственности супругов.

Но возможность реализации квартиры на торгах заявительницей сомнению не подвергалась. Она лишь отмечала, что до нее не были заблаговременно доведены сведения об условиях их проведения.

Фактически суд рассмотрел спор по требованию, которое не заявлялось.

«Даже расширительное толкование просительной части жалобы на бездействие управляющего не позволяло судам прийти к подобным выводам, так как они явно противоречили волеизъявлению должника», — подчеркнула судебная коллегия в Определении ВС РФ от 09.08.2018 № 305-ЭС18-4373.

Апелляция и кассация не поправили суд первой инстанции. При этом мотивировочные части их постановлений содержат только выводы о неприменимости п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве при несостоятельности граждан, что должно было бы свидетельствовать о законности действий управляющего. Доводы жалоб о выходе судом первой инстанции за пределы заявленных требований были проигнорированы.

Реализация залогового имущества супругов

Поскольку судебный акт о недопустимости проведения торгов в отношении спорного имущества по причине нахождения квартиры в совместной собственности Ирины Батыревой и ее супруга вступил в силу, то судебная коллегия сочла необходимым дать оценку этому выводу.

Спорная квартира была передана в залог Банку ВТБ по кредитным обязательствам ООО «Фабрика мебели «Добрый стиль». Залогодателем выступала Ирина Батырева. В обеспечение кредита она и ее муж дополнительно выдали поручительство, что говорит об общем характере их обязательств (п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве).

Суд первой инстанции пришел к выводу о недопустимости реализации квартиры, исходя из факта освобождения Сергея Батырева от долгов в деле о его банкротстве.

Однако, судебная коллегия ВС РФ указала:

«При наличии у супругов общих обязательств, обеспеченных недвижимым имуществом, находящимся в их совместной собственности, такое имущество по общему правилу подлежит реализации в деле о банкротстве того из супругов, который в публичном реестре указан в качестве управомоченного лица и выступал по договору в качестве залогодателя (реестровый собственник)».

Ни денежное, ни залоговое обязательства должника перед банком не прекратились, поэтому спорная квартира может быть реализована на торгах независимо от того, правильно ли судом первой инстанции установлен факт освобождения супруга заявительницы от долга перед названным кредитором.

Спор был направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Разобраться в вопросах несостоятельности граждан, в том числе по разделу общего имущества супругов при банкротстве одного из них или обоих и освобождению от долгов по итогам банкротства поможет наш семинар «Банкротство граждан» (25-26 сентября). Участвовать можно онлайн из любой точки мира.

До 20 августа действуют скидки. Вы с нами?