Вход / Регистрация

Можно ли включить требования учредителей по заемному обязательству в реестр требований кредиторов должника?

01 июня 2018

Примерно год назад ВС РФ разбирался с вопросом о том, можно ли включать в реестр требований кредиторов должника требования учредителей, которые одолжили компании деньги до банкротства по договору займа.

Два учредителя (доли 50/50) финансировали компанию с помощью займов из собственных дивидендов. Благодаря этому ей какое-то время удавалось держаться «на плаву». Но в итоге компания все-равно впала в банкротство.

Учредители решили включить свои требования по заемным обязательствам в общей сумме 10,5 млн. руб. в реестр требований кредиторов.

Суды первой, апелляционной инстанций, суд округа удовлетворили заявления. Они пришли к выводу, что долги по займам носят гражданско-правовой характер.

ВС РФ с этим выводом не согласился, отменил судебные акты нижестоящих инстанций, отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, предписав более детально исследовать природу сделок (Определения ВС РФ № 308-ЭС17-1556 (1) и № № 308-ЭС17-1556 (2) от 06.07.2017).

Участники, чьи требования основаны на обязательствах, вытекающих из факта участия в юридическом лице, не могут быть конкурсными кредиторами.

С другой стороны тот факт, что участник должника является его займодавцем, сам по себе не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа.

Именно поэтому и следует детально исследовать отношения между займодавцем и компанией, а также последующее поведение потенциального кредитора.

При определенных обстоятельствах предоставление компании заемных средств может свидетельствовать о намерении займодавца временно компенсировать негативные результаты собственного воздействия на деятельность компании. Тогда заем может прикрывать собой сделку по увеличению уставного капитала с целью уменьшить количество голосов, приходящихся на независимых кредиторов.

В такой ситуации суд вправе переквалифицировать заемные отношения в отношения по поводу увеличения уставного капитала и признать за прикрываемым требованием статус корпоративного. А это влечет отказ во включении в реестр.

Также ВС РФ отметил, что если заинтересованное лицо предоставит доказательства, указывающие на корпоративный характер требования, то на участника переходит бремя доказывания гражданско-правовой природы обязательства.

При повторном рассмотрении дела суды отказали во включении требований участников в реестр.

Это дело примечательно тем, что в нем сделан еще один шаг вперед в поисках баланса интересов между кредиторами должника и его участниками, имеющими денежные требования.

ВС РФ указал, что корпоративную природу могут иметь не только отношения по выплате дивидендов, действительной стоимости доли и т. п., но и обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в действительности таковыми не являются. В каждом таком деле значение имеют фактические обстоятельства совершения сделки.

Анализ множества других судебных актов по банкротству вы можете получить из нашего онлайн-курса «Вопросы и ответы по банкротству: разбор разъяснений и правовых позиций ВС по банкротству (2017-2018)».

Торопитесь, пока есть возможность получить бессрочный доступ к курсу! А еще у вас будет возможность получить ответ на свой вопрос от спикеров.

Восстановление обеспечения по недействительным платежам при банкротстве