Вход / Регистрация

Кому достаются убытки от утраты предмета залога в деле о банкротстве залогодателя

12 июля 2018

Иногда предмет залога бывает утрачен и с виновника взыскиваются причиненные этим убытки. Что делать в этом случае залоговому кредитору должника и может ли он в деле о банкротстве претендовать на преимущественное удовлетворение из суммы убытков, взысканных в конкурсную массу после утраты предмета залога?

Такой вопрос возник при рассмотрении дела № А03-140/2014.

Ситуация осложняется тем, что ГК РФ и Закон о банкротстве прямого ответа на этот вопрос не дают и у судов не было по нему единой позиции. Дело дошло до Верховного суда РФ.

Утрата предмета залога

Между Сбербанком и ООО «Николаевское» был заключен кредитный договор, требования по которому обеспечивались залогом крупного рогатого скота. Суд по иску банка взыскал с должника 44,2 млн. руб. задолженности по кредитному договору и обратил взыскание на заложенное имущество.

Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство и наложил арест на залоговое имущество, которое впоследствии было передано УФССП на ответственное хранение компании «Поволье».

После возбуждения в отношении должника дела о банкротстве арбитражный суд включил требования Сбербанка в реестр требований кредиторов как обеспеченные залогом.

Впоследствии выяснилось, что часть арестованного залогового имущества утрачена.

Конкурсный управляющий успешно взыскал с Российской Федерации в лице ФССП убытки в пользу должника в размере 9,03 млн. руб. Сбербанку в этом деле было отказано во вступлении в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

Банк посчитал, что на взысканную в пользу должника сумму убытков распространяется залоговый режим, и в рамках дела о банкротстве обратился в суд с требованием о разрешении разногласий, претендуя на 80% от взысканных в конкурсную массу убытков.

Позиции нижестоящих судов

Суд первой инстанции пришел к выводу, что взысканные убытки не могут быть приравнены по своей правовой природе к выручке от реализации заложенного имущества и подлежат распределению по общим правилам ст. 134 Закона о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции встал на сторону банка и отменил определение суда первой инстанции. По мнению апелляции статус залогодержателя предполагает возможность получения преимущественного удовлетворения не только от самого заложенного имущества, но и от иных денежных поступлений, с ним связанных.

Поскольку возмещение убытков связано с утратой предмета залога, взысканные в конкурсную массу суммы должны быть распределены в пользу банка как залогового кредитора в приоритетном порядке.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции. Он отметил, что утрата предмета залога влечет по общему правилу прекращение самого залога, возможность приоритетного удовлетворения требований залогового кредитора из суммы взысканных убытков Законом о банкротстве не предусмотрена.

Позиция Верховного суда РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ встала на сторону банка (Определение ВС РФ от 09.07.2018 № 304-ЭС18-1134).

Исходя из разъяснений п. 83 Постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» в случае утраты в рамках исполнительного производства переданного на хранение иному лицу заложенного имущества вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю.

Поэтому банк был вправе претендовать на сумму, выплачиваемую в порядке возмещения убытков, предъявив требование к Российской Федерации напрямую.

Однако в деле о возмещении убытков банку было отказано во вступлении в дело, поскольку это привело бы к удовлетворению его требований в обход процедуры банкротства должника, а распределение средств, выплачиваемых взамен утраченного имущества, должно производиться под контролем суда, рассматривающего дело о банкротстве.

Поскольку банк не был допущен в процесс по возмещению убытков с причинителя вреда, то им был избран надлежащий способ защиты права и верными являются выводы суда апелляционной инстанции о распределении 9,03 млн. руб. в порядке п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве — 80% взысканных убытков должны быть отданы банку.

Немного об «эластичности» залога

С позицией ВС РФ следует согласиться. Возможность распространения залогового режима на убытки, взысканные за утрату заложенного имущества, следует из принципа эластичности залога. Его основополагающая идея состоит в том, что залог — это право на ценность вещи.

Сама вещь может видоизмениться, трансформироваться, но у залогодержателя все-равно сохраняется право обратить взыскание на получившийся в ходе трансформации заменитель первоначальной вещи.

Ситуация, когда имущество у кредитора в залоге, а право требования после его утраты в залог не попадает, представляется весьма странной. Но в этом деле из-за банкротства залогодателя банк не смог реализовать свое право требования к причинителю вреда напрямую, в обход процедуры банкротства, и возмещение получил сам должник.

Казалось бы, поскольку возмещение уже получено, то все отношения, связанные с залогом прекратились. Но тогда нарушаются права залогодержателя — он рассчитывал на это обеспечение и при заключении кредитного договора, и при включении его требований в РТК.

Единственным возможным способом защиты для залогодержателя было только требование о распределении взысканных убытков в порядке п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве.

Идея об эластичности залога в Определении ВС РФ не прописана, но просматривается между строк. Предмет залога может менять свое внешнее выражение, но право залога сохраняется и переходит на «заменитель» первоначального имущества, иногда даже на уже взысканное возмещение.