Вход / Регистрация

Субсидиарная ответственность директора-банкрота

16 июля 2018

Каким является требование о привлечении директора к субсидиарной ответственности при его собственном банкротстве — текущим или реестровым? На этот вопрос ответил Верховный суд РФ в деле о банкротстве бывшей руководительницы компании.

В 2012 году ООО «ВеГа-Риэлти» было признано банкротом. Суд обязал директора Дубровину Г.З. передать конкурсному управляющему бухгалтерскую и иную документацию компании, печати, штампы, материальные и иные ценности. Но она этого не сделала, и в 2017 году по заявлению конкурсного управляющего была привлечена к субсидиарной ответственности по долгам компании на сумму 61,7 млн. руб.

Суды согласились с тем, что непередача необходимой документации управляющему помешала ему сформировать конкурсную массу.

Однако еще до удовлетворения судом требования о привлечении Дубровиной Г.З. к субсидиарной ответственности, она сама была признана банкротом.

В рамках дела о ее банкротстве конкурсный управляющий ООО «ВеГа-Риэлти» обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Дубровиной Г.З. задолженности в размере 61,7 млн. руб.

Три инстанции отказали ему в удовлетворении требований. Они исходили из того, что поскольку дело о банкротстве Дубровиной было возбуждено в 2016 году, а привлекли ее к субсидиарной ответственности в 2017 году, то долги являются текущими и в РТК включению не подлежат.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с нижестоящими судами (Определение ВС РФ от 11.07.2018 № 305-ЭС18-1058). Она отметила, что согласно ст. 1064 ГК РФ ответственность за причинение вреда возникает с момента его причинения вне зависимости от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в силу решение суда, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника.

Это правило, в соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах», применимо для квалификации платежей как текущих или реестровых.

Специальные правила привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности, закрепленные в Законе о банкротстве, имеют отношение к порядку расчета и возмещения вреда, причиненного конкурсной массе должника, но не влияют на дату возникновения обязанности причинителя вреда предоставить потерпевшему равноценную компенсацию.

Правонарушение, за которое Дубровина Г.З. привлечена к субсидиарной ответственности, окончено до возбуждения дела о ее банкротстве, поэтому и обязательство по возмещению вреда возникло тогда же. Судебные акты о привлечении к субсидиарной ответственности подтверждают лишь факт правонарушения и его размер.

Исходя из этого судебная коллегия прямо указала, что оснований для квалификации взысканной суммы как текущего платежа не имеется, и отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.