Вход / Регистрация

Может ли перейти право собственности на предмет лизинга к третьему лицу, исполнившему обязательство лизингополучателя

19 июля 2018

Какие правовые последствия возникают при исполнении обязательства лизингополучателя по внесению лизинговых платежей третьим лицом? Может ли оно требовать признания за собой права собственности на предмет лизинга? Суды первой и апелляционной инстанции ответили на последний вопрос утвердительно. Но Верховный Суд РФ с ними не согласился (Определение ВС РФ от 19.06.2018 № 18-КГ18-90).

Обстоятельства дела

В декабре 2013 года ЗАО «Европлан» (лизингодатель) и ООО СК «Гермес» (лизингополучатель) заключили между собой договор лизинга, предметом которого был автомобиль. Общая сумма лизинговых платежей составила 1,9 млн. руб.

До февраля 2015 года «Гермес» исправно вносил лизинговые платежи. Потом директор предложил Шабалиной С.Г. переоформить договор лизинга на нее. Она согласилась и лизингополучатель направил в «Европлан» письмо-заявку о переводе долга.

С марта 2015 года по ноябрь 2016 года, зная об этом письме, все лизинговые платежи вносила Шабалина С.Г., выплатив в общей сложности 1,04 млн. руб.

Однако, договор лизинга на ее имя так и не переоформили. На претензию с требованием о возврате выплаченных денежных средств, либо переоформлении договора лизинга на ее имя «Гермес» не ответил.

Шабалина С.Г. обратилась в суд с иском к ООО СК «Гермес» о признании за ней права собственности на предмет лизинга.

Позиция судов первой и апелляционной инстанций

Решением суда первой инстанции, оставленным апелляционной инстанцией без изменения, исковые требования Шабалиной С.Г. были удовлетворены.

Суд первой инстанции исходил из того, что «Европлан», ежемесячно получая от истицы лизинговые платежи, принял предложенное ей исполнение в порядке п. 1, 2 ст. 313 ГК РФ. Поскольку расходы истицы превысили рыночную стоимость предмета лизинга, то требование о признании за ней права собственности на него не нарушает прав и интересов ответчика.

Апелляция в дополнение к этому указала, что к Шабалиной С.Г. в силу п. 5 ст. 313 ГК РФ перешли права стороны в договоре лизинга.

К тому времени лизингополучатель был признан банкротом и конкурсный управляющий обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который с выводами нижестоящих судов не согласился.

Позиция Верховного Суда РФ

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что суды первой и апелляционной инстанций не установили обстоятельств, свидетельствующих о возникновении у Шабалиной С.Г. права собственности на автомобиль и его передаче истице (п. 2 ст. 218, п. 1 ст. 223 ГК РФ).

Ответчик отрицал факт заключения какого-либо договора, предполагающего переход прав и обязанностей лизингополучателя к С. Г. Шабалиной. В материалах дела договор цессии между сторонами и доказательства наличия согласия лизингодателя на уступку истице прав лизингополучателя отсутствуют.

Судебная коллегия указала на ошибочное применение судом апелляционной инстанции п. 5 ст. 313 ГК РФ: уплата третьим лицом части лизинговых платежей не могла привести к возникновению у истицы права собственности на предмет лизинга.

В соответствии с п. 5 ст. 313 ГК РФ к исполнившему обязательство должника третьему лицу переходят права кредитора в размере исполненного — права лизингодателя на получение лизинговых платежей, но не права должника, обязательство которого исполнено третьим лицом, — лизингополучателя на приобретение в собственность предмета лизинга.

Также нижестоящие суды не исследовали обстоятельства надлежащего исполнения обязательств по выплате лизинговых платежей и выкупной цены автомобиля для реализации перехода права собственности на предмет лизинга.

Вместо выяснения указанных обстоятельств суды ограничились только установлением факта превышения расходов истца по уплате платежей в пользу лизингодателя над рыночной стоимостью предмета лизинга, что само по себе не влечет таких последствий, как переход права собственности на спорный автомобиль.

ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Обеспечительная природа лизинга

К сожалению судами не исследовался вопрос об обеспечительной природе права собственности лизингодателя на предмет лизинга, которая очень похожа на залог.

После исполнения обязательства «Гермеса» по уплате лизинговых платежей, к Шабалиной С.Г. перешли права лизингодателя по заключенному договору лизинга. Если лизингополучатель не платит ей лизинговые платежи, то дальше следует расторжение договора, подсчет сальдо и дальнейшая процедура обращения взыскания на предмет лизинга.

Самый честный путь — продажа автомобиля на публичных торгах.

Но есть и другие пути. Здесь интересно было узнать мнение судов о том, в каких случаях возможен и возможен ли вообще переход права собственности на предмет лизинга к третьему лицу, исполнившему обязательство лизингополучателя.

В связи с банкротством лизингополучателя возникают дополнительные вопросы. Например, может ли третье лицо вступить в реестр требований кредиторов лизингополучателя? А если срок на вступление в реестр уже пропущен?

Очень хотелось бы увидеть обсуждение всех этих вопросов при дальнейшем рассмотрении дела.