Вход / Регистрация

Спор об искусственном наращивании задолженности перед аффилированным кредитором в деле о банкротстве

30 июля 2018

Верховный Суд РФ продолжает бороться с попытками включения в реестр требований кредиторов фиктивных долгов и долгов аффилированных с должником лиц. Недавно им рассматривалось дело о банкротстве, в котором совладелец компании погасил ее долг и был обвинен другим кредитором в создании искусственной задолженности.

Погашение долга компании ее совладельцем

В апреле-мае 2014 года Сбербанк по договору об открытии возобновляемой кредитной линии перечислил ООО «Арсеньевский мясокомбинат» 35 млн. руб., которые заемщик обязался возвратить до 28.04.2015.

Возврат кредита обеспечивался:

  • залогом имущества мясокомбината;
  • поручительством ООО «Агрофирма Арсеньево»;
  • поручительством участника ООО «Арсеньевский мясокомбинат» (доля участия — 25%), единственного участника и руководителя агрофирмы Голдобина М.Б.

Договор поручительства предусматривал возможность перехода к поручителю, погасившему долг за заемщика, остальных обеспечительных прав банка.

Долг мясокомбината после возврата банку 3 млн. руб., оплаты процентов и пользования лимитом составил 32 млн. руб.

Голдобин М.Б. погасил задолженность, уведомил должника о переходе к нему прав кредитора и потребовал погасить задолженность.

Должник поручителю не заплатил. В июне 2016 года в отношении мясокомбината была введена процедура наблюдения, а в мае 2017 года он был признан банкротом и введено конкурсное производство.

Спор о включении требований поручителя в реестр

Голдобин М.Б. обратился с заявлением о включении в реестр требований кредиторов 32 млн. руб. основного долга и 9,9 млн. руб. неустойки, обеспеченных залогом имущества должника.

Против удовлетворения заявления выступил другой кредитор — компания «Westfleisch SCE mit beschrankter Haftung». Она указала на признаки корпоративного характера требований Голдобина М.Б.

Суды первой, апелляционной инстанций и округа удовлетворили требования Голдобина М.Б. на основании п. 1 ст. 365 ГК РФ: к нему как к поручителю, исполнившему обязательство за должника, перешло право требования банка к заемщику, а тот в свою очередь не представил доказательств возврата долга.

Дело дошло до Верховного Суда РФ.

«Westfleisch...» в кассационной жалобе настаивала на том, что Голдобин М.Б. посредством невозвратных займов выводил имущество из мясокомбината в агрофирму. Погашением кредита за должника он временно компенсировал негативные результаты своего воздействия на его хозяйственную деятельность.

При таких обстоятельствах погашение задолженности использовалось вместо механизма увеличения уставного капитала и позволило Голдобину М.Б. на случай банкротства мясокомбината формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность и уменьшить число голосов независимых кредиторов.

Также «Westfleisch...» настаивала на том, что требования Голдобина М.Б вытекали из прав участия в компании и поэтому не подлежали включению в РТК.

Позиция Верховного Суда РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что обоснованность требований кредиторов доказывается на основе принципа состязательности (Определение ВС РФ от 23.07.2018 № 310-ЭС17-20671). Кредитор, заявивший требования к должнику, должен доказать их обоснованность, а лицо, возражающие против этих требований, наоборот, необоснованность.

Суду при этом следует:

  • создать им условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств;
  • обеспечить право высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств.

Само по себе погашение долга поручителем, связанным с должником, за счет собственных средств, является правомерным поведением и не свидетельствует о корпоративном характере этих правоотношений.

Но доводы «Westfleisch...» сводились к тому, что Голдобин М.Б. являясь бенефициаром обеих компаний и лицом, влиявшим на их решения, свободно перемещал активы из мясокомбината в агрофирму в собственных целях без учета интересов подконтрольных организаций и их кредиторов.

«Westfleisch...» ссылалась на длительный характер заемных отношений между мясокомбинатом и агрофирмой. При этом агрофирма займы не возвращала, а сроки возврата были продлены до конца 2019 года.

Вывод судов о невозможности предоставления мясокомбинатом в 2013 году денежных средств агрофирме за счет кредита, полученного в 2014 году, не опровергает довод о том, что необходимость получения кредита мясокомбинатом была вызвана отсутствием у него собственных средств в связи с выдачей займов агрофирме. Также судами не были исследованы прочие договоры займа и доказательства, которые могли подтвердить и характеризовать заемные отношения.

По мнению «Westfleisch...» задолженность мясокомбината искусственно наращивалась Голдобиным М.Б. в ущерб независимым кредиторам. Поручительство позволяло ему при банкротстве мясокомбината стать залоговым кредитором и гарантированно претендовать на значительную часть стоимости ликвидного имущества.

Эти обстоятельства подлежали судебному исследованию и оценке в совокупности. Суд должен был оказать содействие в реализации прав «Westfleisch...», которая хотя объективно и была лишена возможности владеть исчерпывающей информацией по сделкам, но занимала активную процессуальную позицию по представлению доводов и поиску доказательств.

Судебная коллегия отметила, что в отличие от рассмотрения обычного судебного спора проверка обоснованности и размера требований кредиторов предполагает бóльшую активность и самого суда.

Бремя опровержения доводов «Westfleisch...» лежит на Голдобине М.Б., мясокомбинате и агрофирме, так как они объективно обладают бóльшим объемом информации и доказательств. Квалификация, предложенная «Westfleisch...» и не принятая судами, не освобождала их от обязанности по-иному оценить эти правоотношения.

Коллегия указала на наличие очевидного отклонения действий Голдобина М.Б. от добросовестного поведения, необходимость обсуждения вопроса о применении статьи 10 ГК РФ и направила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Обратите внимание, что типичные схемы создания фиктивной задолженности и методы борьбы с ними рассматриваются в нашем онлайн-курсе «Банкротство юридических лиц и граждан». Мы ждем вас!