Вход / Регистрация

Повышенный стандарт доказывания в делах о банкротстве для родственников-кредиторов должника

07 августа 2018

В делах о банкротстве граждан с участием родственников-кредиторов должен применяться повышенный стандарт доказывания. Эту правовую позицию высказал Верховный Суд РФ при рассмотрении дела, в котором имел место ряд фиктивных сделок, направленных на сокрытие имущества должника от кредиторов.

Хроника событий: заем, завещание и банкротство

В 2010 году Ушакова Н.П. продала два земельных участка с домом и хозяйственными постройками в Одинцовском районе Московской области за $3,8 млн. Сделка оформлялась по доверенности ее дочерью Мариной Винтоняк и зятем Златко Винтоняком. Расчеты производились через банковскую ячейку.

Сразу после сделки Златко Винтоняк изъял из ячейки $2 млн. и внес их на свой валютный банковский счет.

Одновременно с этим Ушакова Н.П. (заимодавец) заключила с дочерью и зятем (заемщиками) договор займа на сумму $3,8 млн.

В 2015 году Ушакова Н.П. составила завещание, по которому право требования возврата денег, переданных по договору займа, передавалось ее внучкам — Тияне Винтоняк и Ангелине Винтоняк.

В январе 2016 года Ушакова Н.П. умерла, в августе нотариус выдал свидетельство о праве на наследство, согласно которому несовершеннолетние Тияна Винтоняк и Ангелина Винтоняк получили по 1/2 доли в праве требования по договору займа.

В феврале 2017 года судом возбуждено производство по делу о банкротстве Марины Винтоняк, введена процедура реструктуризации долгов.

Вопрос об обоснованности требований дочерей

Златко Винтоняк, как законный представитель несовершеннолетних Тияны и Ангелины, подал заявление о включении в реестр требований кредиторов Марины Винтоняк задолженности по договору займа по $1,9 млн. и процентов по ст. 395 ГК РФ в отношении каждой из дочерей.

На эти требования заявили возражения финансовый управляющий и Смирнов А.Ю — кредитор Винтоняк М.Г. Они приводили доводы о мнимости займа, ссылаясь на неспособность Ушаковой Н.П. предоставить денежные средства в обозначенной в договоре займа сумме.

Но суды первой, апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили требования на сумму $2 млн., отказав в оставшейся части в связи с тем, что движение денежных средств на $1,8 млн. не подтверждено.

Факт передачи денег по договору займа подтвержден, а наследодатель вправе завещать имущественное требование.

Смирнов А.Ю. обжаловал вынесенные судебные акты в Верховном Суде РФ.

Цепочка фиктивных сделок и повышенный стандарт доказывания

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила про повышенный стандарт доказывания в делах о банкротстве, где должник и кредитор являются аффилированными лицами или родственниками. Это необходимо, чтобы избежать включения в реестр необоснованных требований к должнику и нарушений прав независимых кредиторов.

Судебная коллегия отметила, что в условиях конкуренции кредиторов должника возможны ситуации, когда спор по задолженности с отдельным кредитором носит формальный характер и направлен на сохранение имущества должника за его бенефициарами. Ими могут быть либо собственники бизнеса, если должник юридическое лицо, либо через родственные связи сам должник, если он является физическим лицом.

Такие споры, говорится в Определении ВС РФ от 23.07.2018 № 305-ЭС18-3009, характеризуются:

  • предоставлением минимально необходимого и в то же время внешне безупречного набора доказательств о наличии задолженности у должника, обычно достаточного для разрешения подобного спора;
  • пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга;
  • признанием обстоятельств дела или признанием ответчиком иска и т.п.

В связи с совпадением интересов должника и такого кредитора их процессуальная активность не направлена на установление истины.

Финансовый управляющий и кредитор Смирнова А.Ю. указывали, что Ушакова Н.П. не располагала достаточными средствами для предоставления займа в столь крупной сумме. Она проживала в Орловской области, работала врачом в больнице, не имела накоплений и поэтому не имела возможности приобрести земельные участки, построить жилой дом с хозяйственными постройками, площадью более 700 м2, проданный за $3,8 млн.

А вот сфера деятельности Марины Винтоняк и ее финансовое положение как раз позволяли ей осуществлять подобные хозяйственные операции.

Ушакова Н.П. была лишь номинальным собственником дорогостоящих объектов недвижимости, а реальными собственниками были Марина и Златко Винтоняк. Родственные связи, с одной стороны, гарантировали им владение имуществом, с другой — позволяли скрыть его от возможных правопритязаний кредиторов.

Таким образом, денежные средства, вырученные от продажи земельных участков и жилого дома, принадлежали Ушаковой Н.П. лишь формально, а заем совершен без намерения создать соответствующие правовые последствия.

По мнению заявителя оформление возврата якобы имевшего место займа детям Марины Винтоняк через завещание ее матери завершало цепочку фиктивных сделок, позволивших ей сохранить «в семье» собственное имущество в ущерб независимым кредиторам.

Судебная коллегия подчеркнула, что подобные сделки, совершенные под прикрытием родственных (семейных) связей, не могут быть оценены как добросовестное поведение, подлежащее судебной защите, и направила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как вам история? Встречалось в вашей практике что-либо подобное? Если хотите научиться успешно распутывать подобные дела, то вам прямая дорога на наш «Большой курс по банкротству». Среди прочего вы научитесь противостоять участию в деле о банкротстве недружественному кредитору с фиктивными требованиями. Вы с нами?